Виктор Михальченко. Потревоженная душа

Потревоженная душа

Виктор Михальченко,

одесский краевед, автор ряда газетных и журнальных публикаций, соавтор книги «Да будет правда».

Надгробие Марии Гижицкой..

Уже несколько лет занимаясь богатой событиями и от того увлекательной историей села Петровка Коминтерновского района, мы неоднократно наведываемся сюда, с тем, чтобы лишний раз полюбоваться его архитектурно-историческими памятниками, прекрасным замком и старой Покровской церковью, насчитывающей уже около 200 лет, и в надежде найти новые исторические факты.

Известно, что в ограде храма находился семейный склеп дворян Курисов – владельцев местного имения, так и называвшегося до революции – Курисово-Покровское. Здесь же, рядом, некогда покоились и родители хозяйки имения, Любови Ивановны Курис, урожденной Гижицкой. О варварском разрушении семейной усыпальницы местных помещиков и могил других местных жителей более подробно можно прочитать в книге «Да будет правда», написанной автором этой статьи совместно с Олегом Сивириным.

Прошедшим летом нас поджидала очередная удача. Каждый раз, после многократных расспросов местных жителей об уничтоженных исторических памятках, мы внимательно обследовали те или иные участки села и окрестности Свято-Покровского храма. В один из приездов мы увидели за нынешней храмовой оградой две мраморные плиты: одна из них бесхозно валялась в палисаднике. Внимательно осмотрев ее, мы поняли, что она, по всей видимости, являлась частью общего ансамбля старых надгробий и не несла на себе никаких опознавательных элементов. Другая, красивой правильной формы, но более массивная, чем первая, – лежала у самого окна. Замурованная в бетонную отмостку, плита, вероятно, долгое время служила порогом у двери.

Для того, чтобы увидеть лицевую сторону надгробья, понадобилось немало физических усилий. Тщательно обработанную мраморную поверхность окаймляла классическая рамка, в верхней части которой располагался искусно высеченный венок, а ниже четкая надпись:

Мария Гижицкая
родилась 16 октября 1855 года
скончалась 19 сентября 1870 года.

О том, сколько физических усилий пришлось приложить для того, чтобы вручную перекатить надгробную плиту на территорию Покровской церкви, рассказ особый. Восемь человек во главе с тем самым Василием, рассказавшим нам о красивой гостье-бабочке, успешно справились с этой задачей. И вот надгробная плита заняла свое прежнее место, напоминая нам и о других, кто был захоронен в церковной ограде.

Кто же они были – Гижицкие, и почему именно у церкви с. Петровки нашли свое упокоение некоторые представители этого многочисленного дворянского рода? Ведь общеизвестно, что местечко Курисово-Покровское с 1793 года принадлежало только помещикам Курис. Чтобы прояснить этот вопрос, попытаемся разобраться в переплетении родственных связей этих двух родов, некогда хорошо известных как в Одессе, так и во всей Российской империи.

В конце XVIII века обширные степи Новороссии заселялись разными путями. Так, к примеру, многие офицеры российской армии, принимавшие активное участие в ряде важных переломных сражений русско-турецких войн, были щедро одарены кто обширными, кто небольшими земельными наделами. Именно такой милости был

удостоен генерал-майор и шеф Александрийского гусарского полка Игнатий Иванович Гижицкий (1752 – после 1816 г.г.).

Происходил он из польских дворян, службу свою начал камергером у короля Речи Посполитой Станислава-Августа Понятовского. Перейдя в 1780 году на русскую службу, он в течение года служил в Могилевском губернском суде, а в 1782 году подался в военные и был зачислен подполковником в лейб-кирасирский. полк. Тремя годами позже Игнатия Ивановича перевели в Рижский карабинерный полк. Есть сведения, что в 1787 году среди представителей воинской аристократии, включенных в многочисленную свиту императрицы Екатерины II, в далекий Крым с ее роскошным обозом отправился и подполковник Гижицкий. Позже ему суждено было отличиться и на полях боевых сражений: в 1790 году, в числе офицеров Александрийского легкоконного полка он принимал участие в осаде Килии, за что был повышен в воинском звании до полковника а через год награжден золотой саблей «За храбрость». В польскую кампанию 1792 – 1794 годов Игнатий Гижицкий был отмечен орденами св. Владимира 4-й и 3-й степени, а 1 января 1795 года удостоился ордена св. Георгия 4-й ст. «За отличное мужество, оказанное в сражении против польских мятежников, 15 октября при м. Кобылке». В 1794 году, под Брестом, Гижицкий был ранен в ногу, а оправившись от ран, через год пожалован в бригадиры.

В 1797 году при новом хозяине империи, Павле I, Игнатий Иванович был награжден званием генерал-майора и с 9 октября утвержден шефом Александрийского гусарского полка. Но состояние его здоровья не позволило ему продолжать воинскую службу, и в декабре 1798 года он вышел в отставку, поселившись в пожалованном ему монаршей милостью сельце Разнополье, что за Тилигульским лиманом. Интересно, что в документах того времени именно так именовалось это село, название которого в дальнейшем трансформировалось в Раснополь, а затем – Ряснополь, которое сегодня входит в состав Березовского района Одесской области.

Игнатий Иванович Гижицкий был женат на дочери подполковника Петра Галецкого Татьяне Петровне. Кроме поместья в сельце Разнополье ему принадлежали земли и при деревне Любовь-Александровке. К тому же, еще с 1795 года в Одессе, на Военном форштадте, за ним числились девять участков под номерами № 225-229 и 231-234, к которым в 1802 году присоединился еще один – № 230. Однако, как оказалось, в 1805 году часть из них уже не принадлежала Гижицкому, и к тому времени были отданы купцу Штифелю – №№ 227, 228; купцу Вентуре – №№ 233, 234 и капитану Шершеневичу – №№ 225, 226. Вероятно, что участки эти передавались в другие руки по обоюдному согласию, так как в записке от 11 марта 1805 года, хранящейся в одном из архивных дел, Игнатий Иванович собственноручно уведомил «Установленный в Одессе комитет», что не имеет никаких претензий к указанным одесским гражданам, поскольку они сделали ограду вокруг его строения, которой он очень доволен.

В том же 1805 году отставной генерал Гижицкий напрямую обратился к императору Александру I с просьбой выделить ему в Херсонском уезде «в Очаковской безводной степи по смежности сельца его Разнополья, земли сколько заблагоразсуждено будет». Подробно описав все свои заслуги перед государем и империей, он объяснил причину своей просьбы тем, что по старости и слабости своего здоровья «неспособен поддерживать свое семейство, в шести малолетних детях состоящее».
Из Петербурга в Одессу пришла бумага, повелевающая разобраться с просьбой заслуженного генерала. Но свободной землицы к тому времени уже практически не было. Правда, из других дел, касающихся его землевладений, можно заключить, что Игнатий Иванович не остановился в своем желании иметь земли за Березанским лиманом. В 1842 году за его сыном Александром Игнатьевичем Гижицким уже числилось имение при деревне Камбурлеевке (Ижицкая), которая ранее, по состоянию на 1805 год, принадлежала коллежскому асессору Камбурлею.

О дальнейшей судьбе Игнатия Ивановича Гижицкого сведений очень мало. Его имя всплывает в период Отечественной войны 1812 года, когда он был назначен начальником Житомирского ополчения, в формировании которого принимал деятельное участие. В конце 1813 года он – среди участников осады крепости Замостья, а после капитуляции его гарнизона был назначен комендантом крепости и в 1814 году вышел в отставку.
Дальше речь пойдет о наследниках Игнатия Ивановича и Татьяны Петровны Гижицких, их детях: Любови (1785-?), Александре (1789-?), Евгении (1790-?), Александре (1792-?), Петре (1793-?) и Николае. На сегодняшний день есть сведения о судьбе только некоторых из них.

В фондах Государственного архива Одесской области находится дело «О построении на Водяной балке большой цистерны по проекту Гижицкого», датированное 1836 годом. В нем представлен детально расписанный проект «О доставлении в Одессу воды вместе с планом и сметой». Интересная многостраничная работа, позволяющая решить основную городскую проблему того времени, была составлена Николаем Гижицким и подписана им 6 июля 1836 года. Трудно сказать, воплотился ли в жизнь именно его проект, или это было одно из конкурсных решений. Известно, что в 1838-1843 годах он проживал в селении Николаевке (Левадовке) и, вероятно, здорово прикипел к хозяйству своего имения, поскольку с 1857 по 1878 год являлся активным членом Императорского Общества сельского хозяйства Южной России (Одесса) и исполнял обязанности библиотекаря этого общества.

Его брат, отставной штабс-капитан артиллерии Александр Игнатьевич Гижицкий, к 1842 году являлся владельцем как Раснопольского (195 душ мужского пола и 10 300 десятин удобной земли), так и Любо-Александровского (77 душ мужского пола и 3600 десятин удобной земли) имений. Кроме этого, в благоприобретенном имении при деревне Камбурлеевке за ним числилось 39 душ мужского пола и 1500 десятин удобной земли. Его жена Любовь Ивановна Маркович в качестве приданого присоединила к общим с мужем владениям наследуемые ею земли в с. Самош Прилукского уезда Полтавской губернии (170 душ и 844 десятины земли) и на хуторе Богдановском Пирятинского уезда той же
губернии (330 десятин земли). После смерти Любови Ивановны, которая являлась представительницей знатного украинского рода Марковичей (Маркевичей), ее супруг остался с пятью сыновьями: Николаем, Иваном, Михаилом, Федором и Стефаном, и двумя дочерями: Елисаветой и Евдокией.

Обе дочери получили достойное образование, окончив полный курс обучения в Одесском Институте благородных девиц. Выпускница 4-го институтского выпуска 1838 года Елисавета за отличные успехи в учебе была удостоена серебряной медали, после чего успешно вышла замуж за помещика Одесского уезда штабс-капитана Семена Петровича Москалева,… а в 1852 году в метрической книге Одесского кафедрального Преображенского собора появилась запись о том, что в их семье родилась дочь Анастасия. Перед этим, в 1851 году, в числе учениц 10-го выпуска тот же институт окончила младшая сестра Евдокия Гижицкая, которая и стала восприемницей, т.е. крестной маленькой Анастасии.

По заведенной традиции дворянского рода Гижицких, старший сын Николай Александрович начал свою воинскую службу в артиллерии, откуда к 1845 году ушел в отставку в чине штаб-ротмистра. По всей видимости, к тому времени он уже был женат на своей супруге Елизавете Николаевне, так как 30 мая 1845 года в Одесском окружном суде был зафиксирован акт, составленный его родителем, Александром Игнатьевичем. Согласно этому документу, старший из сыновей получил в «вечное и потомственное владение» имение в д. Любовь-Александровке с 50-тью крестьянами мужского пола и 2500 десятинами земли. Заслуживают внимания некоторые интересные формулировки этого акта. К примеру, после того как в документе идет речь о предмете дарения, то о цели его сказано так: «…с тем, чтобы он более сего к моим имениям, а также к материнским не имеет права на владение и более сего ничего не требовал, даже смерти моей, а должен быть сим вполне доволен; в противном же случае сила сего отдела уничтожается».

Таким образом, Николай Александрович Гижицкий стал потомственным владельцем всего Любовь-Александровского имения в Ананьевском уезде Херсонской губернии. После того как 10 августа 1870 года он скончался, его сыновья: Семен, Лев, Петр, Михаил, Андрей, Владимир, Василий, Константин и Александр – вступили в наследственное общее владение этим имением. Правда, это произошло лишь в январе 1889 года. Думается, что такую значительную задержку в наследственных делах можно объяснить тем, что к этому времени скончалась их мать Елизавета Николаевна, прямая наследница поместья.

Из нотариальных документов явствует, что при деревне Любовь-Александровке, расположенной в районе с. Исаево, между речками Тилигул и Чичиклея, земли числилось 3280 десятин, а по реальному плану – 3483 десятины. Как уже говорилось, 2500 десятин были получены в наследство от отца, а еще 780 Николай Александрович купил в декабре 1853 года у своих братьев – поручика Ивана, прапорщика Михаила и корнета Стефана. Каждый из младших братьев получил тогда от него по 1700 рублей серебром.

К моменту раздела отцовского наследия все братья достигли совершеннолетия. На семейном совете они решили добровольно разделить Любовь-Александровское имение на семь равных частей. Почему именно на семь частей, когда сыновей было девять? Все объясняется тем, что Лев и Константин по договоренности уступили свои участки в пользу других братьев, а взамен этого получили имение при деревне Городище Родомысльского уезда Киевской губернии.

Отставной штаб-ротмистр Семен Николаевич в 1865-1874 годах, не будучи гласным, занимал должность по выбору земских уездных собраний в 1889 году проживал вместе с братьями Львом, Петром, Михаилом и Андреем в Одессе в доме Бродского по Канатной улице, № 33 (здание не сохранилось). В 1912-1914 годах, он уже числился среди многочисленных одесских домовладельцев, на улице Белинского ему принадлежал дом под № 5-7.

Еще один из братьев, Владимир Николаевич Гижицкий, как следует из документов, продал свой удел при д. Любовь-Александровке с переводом на покупателя своей части банковского долга. По окончании Одесского юнкерского пехотного училища он принимал участие в боевых действиях русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Во время одного из жарких боев этой войны он был ранен, пуля прошла через левое бедро. С тех пор боевая рана не оставляла Владимира в покое, и он долгое время страдал расширением вен на ногах. В Одессе он проживал вместе с женой Анной Августовной и сыновьями в собственном доме по улице Ямской, а временами в своем имении в с. Палиево Одесского уезда. Находясь в январе 1907 года в Петербурге, Владимир Николаевич почувствовал значительное ухудшение здоровья. Несмотря на настойчивые требования врачей оставаться в столице, он вернулся к семье в Палиево. Полный постельный режим и непрерывное присутствие домашнего врача А. А. Ясиновского помогали лишь в течение недолгого времени. Приступ удушья, начавшийся утром 15 февраля 1907 года, закончился смертью.

Выполняя последнее желание покойного, его тело перевезли в Одессу и установили гроб в Свято-Георгиевской церкви Юнкерского училища, где с ним могли попрощаться преподаватели и юнкера. Похороны состоялись 18 февраля 1907 года на Новом городском
кладбище.

О других сыновьях Николая Игнатьевича Гижицкого известно лишь то, что на момент составления акта о разделе имения при д. Любовь-Александровке в нотариальной конторе одесского нотариуса Михаила Онуфриевича Сильвестровича были указаны адреса, по которым проживали в 1889 году родные братья. Так, Василий жительствовал в Покровском переулке в доме Фишмана, а Константин – временно в гостинице Париж.

Теперь вернемся к одному из сыновей Александра Игнатьевича Гижицкого – Ивану. Его имя было хорошо известно среди именитых, людей, как Одессы, так и Одесского и Ананьевского уездов. До 1853 года он служил поручиком в гусарском Его Императорского Высочества наследника цесаревича полку, а в 1853-1856 годах – адъютантом у генерал-лейтенанта Стефана Щербинского, тогдашнего начальника 4-х округов военного Новороссийского поселения. Кстати, восприемницей при рождении одной из дочерей Ивана Александровича, Любы, в 1852 году была Ольга Ильинична, жена того самого Щербинского. Уйдя в отставку в 1856 году в чине ротмистра, Иван Гижицкий стал играть заметную роль в общественной жизни двух указанных уездов Херсонской губернии, где имел свои земельные владения. В Ананьевском уезде, в основном в с. Исаево, у Ивана Гижицкого насчитывалось 6903 десятины земли, а в Одесском, при местечке Раснополь, которое перешло к нему после отца, – 5000 десятин.

Женат Иван Александрович Гижицкий был на Елене Дорофеевне, дочери помещика, губернского секретаря Дорофея Лукича Геортула. Зачастую они всем семейством жили в Одессе, где своего дома не имели, а снимали меблированные квартиры. В 1893 году они находились в доме Синицына, № 43 по улице Коблевской, где прошли последние дни Елены Дорофеевны, скончавшейся 6 февраля 1893 года на 61-м году жизни. Годом позже, 8 июля 1894 года не стало и Ивана Александровича, умершего в своем Исаевском имении. Супруги, по желанию дочери, Любови Ивановны, были похоронены в ограде Свято-Покровской церкви местечка Курисово-Покровское Одесского уезда, рядом с другой дочерью, Марией, с могилы которой и была найденная нами старая надгробная плита.

Любовь Ивановна Гижицкая родилась в Одессе 10 ноября 1852 года, в начале 1870-х годов вышла замуж за дворянина Ивана Ираклиевича Куриса, занимавшего на то время скромный пост почетного мирового судьи Одесского уезда. С годами молодой и талантливый руководитель и организатор Иван Курис занял одно из ведущих мест в общественной жизни Одессы и Херсонской губернии. Неоднократно избирался гласным Одесского и Херсонского земских уездных собраний; с начала 1871 по 1877 год избирался предводителем дворянства Одесского уезда, а с 1876 по 1895 год – всей Херсонской губернии. Почетный член многих благотворительных и общественных организаций и обществ, Иван Ираклиевич не менее был известен в России как коллекционер. После кончины своего мужа (2 марта 1898 г.) Любовь Ивановна долгие годы продолжала трудиться на ниве благотворительности, занимая пост председателя Одесского общества попечения о больных детях. Ее следы обрываются в 1920 году.

Теперь становится понятно, почему в селе Петровка упокоились некоторые представители дворян Гижицких. В 1930-е годы воинствующая коммунистическая псевдоинтеллигенция попыталась воспитать новое поколение советских людей «с чистого листа». Под ударами большевистского молота погибли тысячи церквей, часовен, склепов, других архитектурных и мемориальных сооружений. Не пощадила судьба как Курисово-Покровское захоронение Гижицких, так и расположенный в ограде той же церкви склеп Курисов. А вот церкви повезло более, ее в свое время приспособили под склад химикатов.

Заслуживает внимания и судьба третьей дочери Ивана Александровича Гижицкого – Анны, известной в Одессе и уезде крупной благотворительницы. Свою жизнь она связала с князем Александром Павловичем Абамелеком, выпускником Харьковского университета, послужившим в гусарах ив1878 году вышедшим в отставку в чине штабротмистра. Их земельные владения находились в основном в Тираспольском уезде при м. Гиржево, д. Александровке (Лекарево), м. Павловке (Туманово) и с. Осиповке. Большую часть времени князья Абамелек проводили в своем имении вс. Осиповке, а в Одессе они имели дом на углу Надеждинской (Гоголя) улицы и Малого (Некрасова) переулка.

Представителем так называемой «Жеребковской» ветви дворянского рода Гижицких был Степан, один из сыновей Александра Игнатьевича Гижицкого. Родился Степан Александрович 27 декабря 1829 года, в качестве инженера находился на воинской службе, а в начале 1860-х годов вышел в отставку в звании поручика. Женился Степан Гижицкий на Марии Степановне (8.09.1838 – 23.04.1903), дочери помещика Леонарда. Проживало его семейство в имении при с. Жеребково Ананьевского уезда, где за С. А. Гижицким значилось 9000 десятин земли. Кроме этого ему принадлежало 1260 десятин земли в Тираспольском уезде, а его жене – 570 десятин в Ананьевском.

Поначалу хлебопашество было основным видом сельскохозяйственной деятельности, но постепенно овцеводство и скотоводство стало превалировать в его хозяйстве. В 1878 году на помещичьих пастбищах насчитывалось уже 17 тыс. голов овец и 600 – крупного рогатого скота. На хозяйственном дворе постоянно появлялись новые по тому времени орудия и инвентарь: молотилки Клейтона, жатки Вуда, Бокея и Лепа, бороны системы Говарда, два десятисильных локомобиля приводили в движение два мукомольных станка и два драча. Ежегодно из хозяйства Степана Гижицкого продавалось 3-4 тыс. четвертей пшеницы и 1,5-2 тыс. – кукурузы. С 1864 по 1878 год он являлся членом Императорского Общества сельского хозяйства Южной России и имел возможность пополнять свой багаж хозяйственных знаний, а также делиться своим опытом с другими помещиками.

В гражданской службе Степан Александрович Гижицкий неоднократно избирался уездным и губернским гласным, в звании действительного статского советника в течение девяти лет занимал пост предводителя дворянства Ананьевского уезда, позже был награжден придворным званием камергера Двора Его Величества. Долгое время он был попечителем Ананьевской городской больницы. Его супруга Мария Степановна в 1890-х годах избиралась почетной попечительницей Мариинской женской гимназии г. Ананьева и немало потрудилась для улучшения образования в этом учебном заведении. В 1896 году под ее руководством были собраны пожертвования в сумме 2415 руб., направленные на устройство старших классов гимназии, за что она была отмечена благодарностью от министра народного просвещения. Умер Степан Александрович 15 января 1905 года и вместе с женой был похоронен в семейном склепе в с. Жеребково.

В их семье выросли трое детей. Старший сын Александр родился 26 марта 1869 года, пошел по гражданской службе и дослужился до придворного звания камергера Двора Его Величества. По окончании Александровского лицея он всецело посвятил себя общественной деятельности. Избирался членом ІІІ-й и ІV-й Государственной Думы от Подольской губернии, где до этого был предводителем дворянства Ольгопольского уезда. Кроме имения в Подольской губернии ему принадлежало несколько земельных участков и в Ананьевском уезде Херсонской губернии: в с. Жеребково – 2590 дес., в с. Михайловке – 268, д. Осиповке – 189, д. Онуфриевке – 148 и д. Степановке – 554 дес. Еще 426 десятин земли при деревне Солонцы находилось в совместном пользовании с родными сестрами Марией и Любовью, поделенные в следующей пропорции: 12/14, 1/14 и 1/14.

Первый раз в Государственную Думу Александр Степанович Гижицкий избирался от фракции умеренных, а затем стал одним из активных лидеров Всероссийского национального союза (ВНС). После переворота 1917 года считал своим долгом оставаться верным присяге, данной императору. С приходом большевиков в Петроград покинул Россию и обосновался в Киеве, где входил в южную группу монархической организации «Союз верных». После того как в Украине установилась власть Директории УНР, А. С. Гижицкий эмигрировал в Прагу, а вслед за тем оказался в Париже. Александр Степанович был женат на Елене Осиповне Велио (1874 – 1946).

Примечательно, что особое место в биографии Александра Степановича Гижицкого занимает его попечительство о деятельности сокольского движения, как в царской России, так и в эмиграции. Основанное в Чехии во второй половине XIX столетия спортивно-патриотическое общество «Сокол» дало толчок к возникновению в европейских славянских государствах сокольского движения, получившего вначале XX века популярность и среди молодого поколения России. Устав «Союза русского сокольства» был утвержден 4 июля 1910 года, с тех пор А. С. Гижицкий стал непременным членом вновь избранного комитета, а, находясь в эмиграции, состоял старостой Союза русского сокольства за границей, и в 1933 году был принят в его почетные члены. Умер Александр Степанович Гижицкий в Париже 24 апреля 1938 года.

Совсем недавно в глубинах Интернета удалось обнаружить интересное сообщение о том, что в сентябре 2001 года не стало еще одного прямого потомка Игнатия Ивановича Гижицкого – Льва Михайловича Гижицкого. Интересно, что родившийся за пределами России, Лев Михайлович более пятидесяти лет занимался скаутским движением, продолжившим идеи «сокольства», и почти двадцать лет возглавлял организованную им дружину, носившую название «Киев».

Осталось сказать несколько слов о дочерях Степана Александровича Гижицкого. Любовь Степановна (18.08.1870 – ?) и Мария Степановна (22.10.1887 -14.04.1993) родились, как и их брат, в с. Жеребково. Первая вышла замуж за сына известного помещика Ананьевского уезда Степана Александровича Шишкина (17.10.1887-21.09.1927), а вторая – за некоего Рашевского. Известно лишь, что обе они оказались в эмиграции и похоронены во Франции на русском православном кладбище Кокад в Ницце, причем Любовь Степановна – рядом со своим мужем.

Не одно поколение дворян Гижицких оставило о себе достойную память, заслужив того, чтобы быть отмеченными памятниками и мемориальными досками. Думается, найденная в селе Петровке надгробная плита, установленная более ста лет назад над могилой юной девицы Марии Гижицкой, будет первым небольшим памятным знаком на нашей земле и для всех поколений этого славного рода.


Юго-Запад. Одессика. Историко-краеведческий научный альманах. Вып. 5. – Одесса: Optimum, 2008. – 300 с. Главный редактор-составитель Савченко В.А. (кандидат исторических наук, доцент).

 


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>